Бесплатная консультация

Введите ваше имя

Не введен номер телефона или E-mail

+7 (499) 978-67-46

(Для звонков с 9:00 до 18:00)

+7 (903) 799-49-20

(Дежурный номер, работает 24/7)

info@advokat-osherov.ru

Доверие как инвариант организации эффективного взаимодействия между адвокатом и клиентом

Сертификат за научную статьюМ.А. Габрилович

Адвокат адвокатского бюро г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнеры» 

В данной статье представлены отдельные психологические аспекты адвокатской деятельности,  рассмотрена специфика профессионально-правового общения. Уделено внимание определению роли коммуникативной составляющей в профессиональной активности юристов. Автор делает вывод, что успешность профессиональной деятельности адвоката в значительной мере зависит, помимо знаний закона, и от уровня развития коммуникативных способностей и сформированности коммуникативных умений, которые являются составляющими его готовности устанавливать доверительные отношения с клиентом, учитывая его индивидуально-психологические особенности, те или иные обстоятельствами, имеющие правовое значение.

Ключевые слова: доверие, адвокат, клиент, профессионально-правовое общение, доверие, взаимодействие по линии «адвокат- клиент».

Обилие правовой базы, регламентирующей юридическую деятельность в стране, многообразие сложившейся и меняющейся практики применения права, неординарность и сложность разрешаемых коллизий выделяет профессию адвоката как одну из самых сложных и многозадачных.  Адвокатская деятельность в основном состоит из скрупулёзной, тщательной работы с нормативной базой и документами:

  • около 30% рабочего времени занимает общение с гражданами и представителями юридических лиц;
  • около 50% занимает получение требуемой по делу информации, согласование позиций, дача консультаций, подготовка необходимых документов и др. 
  • оставшиеся 20%. занимает непосредственная защита их прав либо представление интересов в суде.

Однако, не останавливаясь подробно на её сути, рассмотрим более подробно психологические аспекты профессии адвоката. Именно это составило цель проведённого нами исследования, основного на анализе психолого – педагогической литературы и личного многолетнего опыта адвокатской деятельности, которая в настоящий момент осуществляется на базе  адвокатского бюро г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнеры» (http://advokat-osherov.ru/vse-sotrudniki ).

Основные психологические трудности в деятельности адвоката заключаются в том, что адвокат (от лат. advocatio - призывать на помощь) защищает не преступление, а самого человека. Понимание этой аксиомы позволяет избежать предвзятости в определении роли и места современного адвоката в уголовном судопроизводстве. Наиболее сложный в психологическом отношении вид адвокатской деятельности - это защита прав подозреваемого (обвиняемого, подсудимого, осуждённого) по уголовным делам как на стадии предварительно расследования,  так и всего следствия судебного. С юридической точки зрения, дела, рассматриваемые в порядке гражданского  или арбитражного судопроизводства, могут быть значительно сложнее, однако, они не предполагают возникновения  такого многообразия межличностных человеческих отношений, как дела уголовные. Определённая сложность положения адвоката заключается в том,  что он  должен выяснить не только те обстоятельства по делу, которые оправдывают доверителя  или смягчают его  вину, а также знать все  нюансы, все обстоятельства по делу, которые могут усугубить виновность обвиняемого, предугадать доказательства, на которых будет строить свою позицию  следствие и представители государственного обвинения,  проанализировать их и быть максимально готовым к защите интересов своего клиента [1].   Одна из самых известных заповедей Гиппократа  врачам "Не навреди", может быть целиком отнесена к адвокату, так как своей деятельностью он обязан не навредить  интересам подзащитного, независимо от известных ему обстоятельств дела.  В этом проявляется одно из наиболее характерных специфических нравственных требований к адвокату.  

В этой связи, для того, что бы адвокат смог максимально защитить клиента, необходимо, что бы между адвокатом и его подзащитным возникли особые доверительные отношения. По мнению В.Ю. Панченко и  А.Е. Михалевой [2], с которыми мы,  с учётом нашего обширного практического адвокатского опыта, полностью солидарны,  образование, опыт работы и другие условия эффективной юридической помощи, полностью утрачивают свою значимость в отсутствие такого феномена, как доверие со стороны клиента. Отметим, что доверие – это сложное социально-психологическое явление, отношение, которое включает в себя «интерес и уважение к объекту или партнёру; представление о потребностях, которые могут быть удовлетворены в результате взаимодействия с ним; а так же безусловную готовность  совершать определённые действия, способствующие успешному взаимодействию» [3]. 

Тем самым, доверие адвокату выступает необходимой предпосылкой успешного разрешения проблемной ситуации клиента, удовлетворения его интереса, а, следовательно, и качественного оказания юридической помощи.

Доверие в системе взаимодействия «клиент - адвокат» можно рассматривать  на двух уровнях: микроуровень - результат взаимодействия конкретного клиента с конкретным адвокатом в определённой ситуации; макроуровень – сформированное отношение клиента к адвокатскому сообществу в целом, оценка профессии адвоката как таковой, её роли и значения в обществе.

При этом, очевидно, что отношение клиента к адвокатскому сообществу в целом существенно зависит от взаимоотношений с конкретными адвокатами. В результате каждый адвокат должен чётко осознавать, что он не только конкретное лицо, но и представитель целого адвокатского сообщества. Этот факт должен детерминировать двойную ответственность каждого адвоката при ведении дел клиентов. Между тем, согласно данным глобального международного исследования «Trust in professions» («Доверие к профессиям»), проведённого организацией Gesellschaft for Konsumforschung (Общество по изучению проблем потребления), в среднем общемировой индекс доверия населения к юристам составляет лишь 61%, в то время как, например, даже в отношении чиновников этот показатель несколько выше - 67 %

 [4]. Мы склонны полагать, что, если подобное исследование провести в России, то данные будут получены более удручающие, что лишний раз свидетельствует  об актуальности данной проблемы и для российской юриспруденции в целом,  и для каждого адвоката в частности. 

Как показывает наш практический опыт взаимодействия с клиентами, определённая насторожённость относительно обращения к специалистам, опасения по вопросу наличия всевозможных рисков, могут быть вызваны различными обстоятельствами. При этом мы часто слышим от доверителей, что они сменили уже двух (трех) адвокатов, так как защитники были либо недостаточно компетентны, либо слишком заняты и не могли уделять все своё время проблеме этого клиента, либо  проиграли дело в суде первой инстанции. Существует и множество иных причин для недовольства. Безусловно, не стоит говорить о том,  что все адвокаты безупречны. Но и доверители бывают слишком предвзяты  к своему защитнику. Чаще же случается обычное недопонимание, несовпадение взглядов, характеров, жизненной позиции в целом. Вместе с тем, некое тенденциозное отношение к адвокату, может  значительно затруднить процесс разрешения вопроса клиента и стать серьёзным препятствием в реализации его прав и законных интересов. Однако, доверительные отношения могут возникнуть лишь при условии наличия определённых гарантий того, что сведения, полученные юристом в ходе взаимодействия с клиентом, останутся конфиденциальными, не смогут быть использованы против него.

Пункт  2 части 3 статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса  РФ и части 1 и 2  статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» запрещают требовать у адвоката сведения, ставшие ему известными при оказании юридической помощи.  В то же время противоречащие закону требования клиентов не могут быть приняты адвокатом к исполнению и в соответствующих случаях служат основанием к расторжению соглашения о выполнении поручения. Это связано с выполнением положений адвокатской этики. Заключив соглашение на защиту прав доверителя на предварительном следствии (как правило, с родственниками подозреваемого), адвокат должен быть допущен к участию в уголовном деле. В значительной степени безошибочность правильного выбора адвокатом позиции по защите, зависит от степени психологического контакта, доверия между ним и подзащитным, установившегося во время первых встреч. При знакомстве с клиентом, опытный адвокат, после личного представления, обязательно должен поинтересоваться здоровьем задержанного, его самочувствием. Это связано, прежде всего, с тем, что большинство обвиняемых после задержания находятся в состоянии стресса и фрустрации. Одним из основных стрессоров является угроза личному благополучию человека и его близких. Привлечение к уголовной ответственности угрожает не только условиям физического существования, но и, что более важно, социальному статусу личности, её престижу, принадлежности к определённой социальной группе, её самооценке, жизненным планам и другим значимым ценностям. У клиента происходит резкая смена образа жизни, психотравмирующая обстановка гнетуще давит на психику. Таким образом, вопрос о здоровье и самочувствии подзащитного - не праздное любопытство адвоката, а необходимое условие начала формирования доверительных отношений.  Следующим важным этапом в становлении взаимопонимания между адвокатом и подзащитным может быть выяснение обстоятельств дела. Это очень ответственная часть беседы. Как показывает практика, существует три основных варианта взаимодействия адвоката и клиента на этой стадии:

  • Первый  вариант – адвокат, для выработки линии защиты, просит клиента рассказать ему всю правду о произошедшем, не утаивая нюансов и деталей. 
  • Второй вариант – адвокат принимает за правду услышанное от клиента. В этой ситуации, адвокат будет придерживаться версии своего клиента и строить защиту, исходя из тех данных, которые ему стали известны от клиента, то есть использовать «правду» доверителя, не настаивая на «абсолютной истине».
  • Третий вариант – адвокат излагает клиенту «свою» версию произошедшего  и просит подзащитного придерживался изложенной им, адвокатом, версии, то есть используется «правда» адвоката.

Многие адвокаты придерживаются второго варианта, когда надо верить своему подзащитному. Но здесь необходимо учитывать, что не все люди стремятся быть искренними и готовы открыться защитнику. В этой связи считаем, что было бы неразумно полностью полагаться на версию доверителя.   Зачастую бывает, что в ходе предварительного следствия,  всплывают такие факты и доказательства, которые полностью  опровергают  вариант, изложенный клиентом, а, порой, прямо противоречат ему. Тем самым для выработки  рациональной, разумной, действенной линии защиты, между адвокатом и клиентом  необходимы отношения по – настоящему доверительные, построенные на уважении и взаимопонимании. Но это возможно лишь в том случае, когда адвокат, наряду с правовыми, уделяет повышенное внимание и постоянно совершенствует психологические знания и умения при работе с подзащитными, совершенствует навыки профессионально-правового общения [5], формирует личную специальную технику взаимодействия с клиентом, основанную на личном опыте и данных юридической психологии. В данной статье нами описаны более подробно взаимоотношения адвоката и подзащитного на первых этапах их совместной деятельности, однако психологические умения необходимы на каждом из этапов судебного процесса. Более подробно это будет рассмотрено в наших последующих публикациях. 

Резюмируя вышеизложенное отметим, что успешность профессиональной деятельности адвоката в значительной мере зависит, помимо знаний закона, и от уровня развития коммуникативных способностей и сформированности коммуникативных умений, которые являются составляющими его готовности устанавливать доверительные отношения с клиентом, учитывая его индивидуально-психологические особенности, обстоятельствами, имеющие правовое значение. 

Литература

  1. Мамонтова С.Н. Прикладная юридическая психология - М., 2001. 
  2. Панченко В.Ю., Михалева А.Е. Правовые средства обеспечения доверия клиента при оказании юридической помощи: возможности и пределы использования  //Вестник Красноярского государственного аграрного университета. – 2014 . - №11. – с. 243 
  3. Доверие и недоверие в условиях развития гражданского общества - М., 2013.
  4. Trust in professions 2014. GfK Verein [Электронный ресурс] // http://www.gfk.com/Documents/Press-Releases/2014/GfK_Trust%20in%20 
  5. Цыганий С.А. К вопросу о сущности культуры профессионально-правового общения юриста // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2015. - № 1-2. 
 
Звоните по телефону
+7 499 978-67-46
или заполните форму
Бесплатная предварительная консультация